Один язык — хорошо, два — полезнее для здоровья

Один язык — хорошо, два — полезнее для здоровья

455
0
билингвы

Исследованием этого явления занимается несколько научных журналов. Считается доказанным, что дети могут овладеть двумя или тремя языками без негативных последствий.

Безусловно, есть люди, которые не имеют способностей к иностранным языкам, но абсолютно неспособных нет. Есть что-то генетически запроектированое в нашем мозгу, что обеспечивает нам невероятные способности к овладению потенциально любым языком. Эту невероятную универсальную способность профессор Ноам Хомский — известный американский лингвист и философ — назвал модулем усвоения языка.

Объясняя те или иные феномены развития, принято обращаться к физиологическим основам, особенностям высшей нервной деятельности. В Копенгагене в 2009 году профессор-микробиолог Олег Майборода продемонстрировал томографический снимок: локализация речевых зон в мозгу двуязычного ребенка и двуязычного взрослого. По сравнению с взрослым у ребенка зоны локализации как пересекаются, образуя общую лингвистическую зону. Интересно, что когда двуязычный ребенок начинает изучать третий и последующие языки, то они «присоединяются» к общей зоне сечения. Тот факт, что появляется общая лингвистическая зона, имеет достаточно много последствий, один из них — то, что скорость переработки информации в этом случае значительно возрастает. Итак, уже с точки зрения физиологии, двух- и многоязычный ребенок — это другой человек: его мозг работает иначе. Иначе, чем у двуязычного взрослого и чем у его монокультурного сверстника. Процесс говорения, творческое использование языка и изучение иностранных языков — это лучший источник стимуляции, благодаря которому человеческий мозг меняется. На самом деле, можно легко отличить двуязычного человека от одноязычного, считает нейропсихолог Джубин Абуталеб из Университета Сан-Раффаэле в Милане. Стоит только посмотреть на МРТ-изображения мозга. В билингвов наблюдается значительно большее количество серого вещества в передней коре головного мозга.

С ним согласна профессор психологии Эллен Бялысток (Канада). Исследования, которые она возглавляла, доказывают: у билингвов объем серого вещества, содержащего миллионы нейронов, больше по всему мозгу, в том числе и в лобной коре, и в нижней теменной области, и в височных долях. Эти области имеют решающее значение для множества когнитивных функций, в том числе для памяти и внимания. К тому же обнаружено, что обычно с возрастом именно эти области подвергаются воздействию нейродегенеративных заболеваний. Например, в рамках одного исследования в 2010 году специалисты изучили данные 200 пациентов, страдающих болезнью Альцгеймера, и обнаружили, что те, кто владел несколькими языками, сталкивались с симптомами на 5,1 года позже.

Этому есть простое объяснение. Билингвы каждый раз, когда им нужно что-то сказать, делают это. Мозг решает, какое из слов «правильное» в тот или иной момент. Сказать «чашка» или «kubek», например. Прежде чем выбрать нужное слово, мозг двуязычных снова и снова выполняет это упражнение и, как следствие, становится более способным к решению задач, требующих переключения внимания и выбора. Когда отдельные участки мозга повреждаются в результате старения, их функцию компенсирует дополнительное серое вещество и альтернативные нервные пути, что развиваются у билингвов.

Еще одно интересное исследование было проведено недавно в Пенсильванском университете. Ученые экспериментально выяснили, что у билингвов оба языка находятся в активной форме, даже если в данный момент они пользуются только одним языком, а вторым пользовались день назад. Статья опубликована в журнале «Frontiers in Psychology».

Надо иметь какую-то предиспозицию, чтобы стать билингвом? В 2004 году нейрофизиологи из Университетского колледжа в Лондоне во главе с Андреа Мечелли с помощью магнитно-резонансной томографии обследовали группу лиц, 25 из которых владели только английским языком, 25 знали не только английский, но и еще один европейский язык, 33 были билингвами — владели вторым языком с детства, а 22 происходили из других европейских стран и знали не только свой родной язык, но и английский (как иностранный). Исследователи обнаружили, что у всех испытуемых, которые владели двумя языками, была повышеная плотность коры головного мозга в области нижней теменной области. Причем наиболее интенсивно эти изменения выражены у тех участников исследования, которые говорили на двух языках с детства.

Полученные данные свидетельствуют, в первую очередь о том, что изучать иностранные языки лучше в молодости, когда мозг наиболее пластичен. Это не означает, что во взрослом возрасте этим не стоит или нельзя заниматься, — просто в детстве такие занятия намного эффективнее. Но объем связанных с языком мозговых образований при обучении второму языку увеличивается даже у взрослых. Речь идет о том, что мозг имеет ресурсы освоения нескольких языков. Может именно поэтому билингвизм является очень распространенным явлением на протяжении всей истории человечества.

Что является решающим для владения несколькими языками? Как показало исследование группы многоязычных детей в возрасте 10 лет из Южного Тироля, уровень языковых способностей существенно связан с нейропластичными изменениями в левой нижней теменной части. Вероятно, этот отдел является центральным процессором нашей символической функции, делает возможным доступ к смысловому лексикону и через ряд взаимных соединений с другими языковыми отделами обеспечивает уникальную человеческую возможность владеть языками. У полиглотов эта сеть соединений невероятно развита.

Например, кардинал Джузеппе Гаспаро Меццофанти знал около 50 языков. Этим уникальным персонажем заинтересовался Байрон. Великий поэт решил выяснить, правда ли кардинал владеет таким огромным количеством языков. И сделал Байрон это весьма оригинально: «Я проверял его на всех языках, на которых знаю хоть одно бранное слово, и он поразил меня настолько, что я готов был выругаться по-английски».

Итак, билингвы — более быстрые, более эффективные. Причем как при выполнении словесных задач, так и при невербальных тестах. По мнению исследователей, причина заключается в привычке с детства отдельно поддерживать в мозгу два языка, чтобы не было путаницы.

В интервью газете «New York Times» Эллен Бялысток рассказала, что ее часто спрашивают семьи, где родители говорят на разных языках, или же семьи эмигрантов, стоит учить ребенка двум языкам. Она неизменно отвечает, что раннее двуязычие — это дар: «Во-первых, дети не разрывают связь со своими предками. Во-вторых, двуязычие очень полезно. Благодаря ему мозг становится сильнее. Это как зарядка для ума».

Результаты работ Эллен Бялысток неожиданным образом использовала ее дочь. Рассказывая матери потрясающую новость, что выходит замуж за француза, дочь воскликнула: «Мама, все будет замечательно — мои дети будут билингвами».

Елена АЛЕКСЕЕВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ