Две Украины в Польше, или Быть более откровенными?

Две Украины в Польше, или Быть более откровенными?

729
0
украинцы в польше

Украинцы – одно из крупнейших национальных меньшинств Польши, но открыто ли оно для интеграции с новыми мигрантами из Украины, которые приехали сюда в последнее двадцатилетие?

Несмотря на то, что с каждым годом все больше и больше украинцев приезжает в Польшу, поставленные вопросы весьма актуальны и важны, ведь украинская община увеличивается – и логично было бы, если бы она  не раздваивалась, а объединялась.

В предыдущем номере нашей газеты председатель Объединения украинцев Польши Петр Тима как представитель автохтонных украинцев объяснил, в чем заключаются основные различия между приезжими и местными украинцами, а также описал, какие возникают проблемы при интеграции. Однако многие вопросы так и остались без раскрытия.

Не нужно много говорить о том, что ментально мы – разные (впрочем, украинцы из разных регионов сами сильно отличаются друг от друга), но мы всегда сможем найти то, что нас будет объединять и побудит к интеграции. Различия, конечно же будут, но вместе можно быть и в своем разнообразии.

2004 очень хорошо показал обеим украинским общинам Польши, как важно быть вместе, а ощущение, что в своих стремлениях ты не один, только добавляет отваги и упорства. Во время Оранжевой революции и украинское меньшинство Польши, и мигранты хотели одного – хорошего будущего для Украины, поэтому были вместе, сообща выходили на улицы Варшавы, рядом организовывали встречи. Это действительно было хорошее время, чтобы наконец начать активно интегрироваться – но почему-то не случилось. После завершения «революционных» событий в Киеве оба украинские сообщества вновь разграничились, каждое дальше продолжило жить своей жизнью. Возможно, причина была в том, что надо было сделать шаг навстречу – и кто-то должен быть в этом процессе первым. Для справедливости стоит отметить, что украинские мигранты еще не смогли создать чего-то общего и более функционируют на уровне локальных инициатив, фондов и обществ, а потому весьма разбросаны – в отличие от Объединения украинцев в ​​Польше. Думаю, что логично было бы начать такую ​​интеграцию самому Объединению, приглашая в свои ряды как можно больше приезжих украинцев, кооперируясь с различными, уже существующими украинскими мигрантских средами. Попытки сотрудничества между двумя общинами – существуют, они довольно плодотворны. Как хороший пример, можно привести сотрудничество фонда «Наш выбор» с украинским меньшинством, без поддержки и вовлечения которой возникло бы немало проблем – хотя бы с выходом нашей газеты.

Недавно произошло еще одно событие, которое стерло границы между украинским меньшинством и украинскими мигрантами. Оно не набрало такого масштаба и характера, как события 2004-го, но стало очередным примером того, что слово «Украина» вновь объединяет украинцев Польши – автохтонов и приезжих. Это печально известная юмористическая радиопередача двух известных польских журналистов Михала Фигурского и Кубы Воевудского, в которой они по-хамски, пренебрежительно и грубо высказались об украинках – домашних работницах. Первыми, кто поднял этот вопрос и выразил свой протест против таких высказываний в адрес украинок, было украинское меньшинство. Оно тогда, прежде всего, защитило приезжих украинцев, немало стереотипов о которых функционирует в польском обществе.

Хотя, к сожалению, до сих пор существуют моменты, которые разъединяют две украинские общины. Мы иногда по-разному понимаем политические проблемы, которые возникают в Украине. В качестве примера можно привести ситуацию вокруг приезда президента Украины Виктора Януковича в Польшу в 2010 году. Тогда украинские мигранты создали инициативную группу, решили выразить свой протест против этого и подчеркнуть антидемократические и антигосударственные действия в политике Януковича. Представляется, что присоединиться к этому протесту было приглашено украинское меньшинство, – однако некоторые различия в видении «украинского вопроса» возникли еще на этапе подготовки и обсуждения будущего протеста, поэтому акцию, а точнее организованное собрание, украинские мигранты провели без активного включения и официальной поддержки украинского меньшинства (исключая отдельных лиц).
Украинское правительство обещает финансовую поддержку для украинского меньшинства – возможно, этим можно объяснить, что в устроенные украинскими мигрантами политические акции так слабо вовлекается меньшинство. Но стоит ли успокаивать свои стремления недалекой перспективой, когда в дальнейшей перспективе можно потерять то, для чего собственно украинская община существует? Оставлю этот вопрос открытым: возможно, он породит дальнейшую дискуссию. Очень хотелось бы, чтобы это было прочитано не как обвинения одной стороны другой, а как логичный вопрос – ведь иногда неудобные вопросы нам лучше помогут понять, какие же мы есть.

Для того, чтобы действительно быть вместе, мы должны слушать друг друга и стараться понимать потребности и желания каждой из общин – несмотря на то, что они у нас часто бывают очень разными. Главное, чтобы мы не боялись говорить открыто о том, чего мы хотим, желаем; были более откровенными.

Ольга ПОПОВИЧ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ