Об искусстве строить мосты

Об искусстве строить мосты

629
0
украина, польша

Будучи лицом, которое не принадлежит ни к мигрантской среде, ни к украинскому национальному меньшинству, однако давно сотрудничает с обеими группами, позволю себе высказать свою позицию.

Сначала стоит выяснить некоторые ключевые моменты. Во-первых: украинцы-граждане РП — это не диаспора, а национальное меньшинство. Соответственно, типичные проблемы для мигрантов — то есть легализация пребывания, поиск легальной работы или места учебы — чужды для меньшинства. Деятельность организаций меньшинства (в том числе Объединение украинцев в Польше — это самая крупная, хотя и не единственная, организация украинского меньшинства), сосредотачивается на сохранении национальной идентичности граждан Республики Польша украинского происхождения, представлении интересов этой группы перед органами власти Республики Польша, а также за пределами страны.

Если в Польше много говорят о мультикультурализме, демократии и уважении к правам человека, то когда доходит до практической реализации деятельности организаций этнических и национальных меньшинств, это дело уже не выглядит легко и оптимистично. Большинство организаций имеет финансовые проблемы, иногда даже не могут трудоустроить работников на полный рабочий день, и количество активных членов является, к сожалению, довольно малым. Часто деятельность всей организации или ее локальных структур опирается на работу трех-четырех наиболее активных работников, которые тратят свое время (иногда жертвуя и семейной жизнью), чтобы организовать что-то для общества. Часто это делается бесплатно или даже прилагая собственные средства, ибо чего только не сделаешь ради идеи!

В такой ситуации немыслимо думать о расширении своей деятельности на мигрантов — когда трудно справиться даже с собственными задачами. Если же говорить об открытости организаций украинского меньшинства, то мигрантов там всегда рады видеть. Но сколько мигрантов приходит на концерты, конференции, сколько участвует в фестивалях украинской культуры? Из моих собственных наблюдений — мало.

Можно задать вопрос: а откуда берется этот недостаток заинтересованности? Наверное от того, что на перспективу мигранта украинцы Польши выглядят этакими «наполовину украинцами». Речь якобы та же, но не до конца; культурные события тяготеют к презентации «шароварщины», а интеллектуальное пространство пропитано историческими проблемами, например, связанными с акцией «Висла». Разумеется, такой подход мало интересует мигрантов, зато для меньшинства это — ключевые моменты. Единственная плоскость, на которой концентрируются обе группы — это благосостояние Украины, ее стремление к демократии. Именно поэтому было так легко действовать совместно во время Оранжевой революции.

Принципиально не согласен с мнением, что украинское меньшинство и мигранты должны быть единомышленниками, если речь идет об оценке определенных политических событий. В частности, украинское меньшинство, как кажется, справедливо не присоединилось к пикетам во время визита Виктора Януковича в Польше в 2010 году. Во-первых, Янукович был и является демократически избранным президентом (большинством голосов граждан Украины, мигрантов в том числе), а организации украинского меньшинства должны этот выбор уважать. Во-вторых, не каждая акция протеста заслуживает институциональной поддержки. Злоупотребление этим средством для выражения своего недовольства делает инструмент неэффективным в ситуациях, когда он действительно нужен. В-третьих, есть определенные принципы дипломатии, которых следует держаться, даже больше: надо помнить — то, что может сделать обычный член организации, не всегда является хорошим с точки зрения организации. И здесь речь идет не только о меркантильных причинах той или иной деятельности.

Возвращаясь к взаимных отношениям меньшинства и мигрантов: считаю, что совместные действия являются возможными, если обе стороны этого действительно ХОТЯТ. Сомневаюсь, что любая серьезная инициатива со стороны мигрантов могла бы встретить отказ со стороны Объединения украинцев в ​​Польше. Примером является хотя бы наша газета, поскольку украинский еженедельник «Наше слово» является партнером проекта. Инициатива в этом случае принадлежала мигрантам, тем активным, что не жаловались и не ждали, кто им что-то организует. В общем, организованность и совместное действие — это ахиллесова пята украинской миграции в Польше. Примером может быть то, сколько времени прошло от создания общественного движения «Наш выбор — Украина» и до официальной регистрации Фонда «Наш Выбор».

Мигранты — группа неоднородная, но, без сомнения, наиболее мобильная и отважная часть украинского общества, к тому же с огромным потенциалом. Почему же тогда их так трудно заметить? Кажется, что причина в «подвешенном состоянии» — постоянном пребывании между Украиной и Польшей. Близость Украины — это причина того, что мигранты не испытывают потребности объединяться с местными украинцами. Они живут в ощущении того, что приехали только на некоторое время. Поэтому создается впечатление, что активной общественной деятельностью здесь начинают заниматься только те, кто уже принял решение остаться в Польше.

Трудно не согласиться с А. Попович — «чтобы действительно быть вместе, мы должны слушать друг друга и стараться понимать потребности и желания каждой из общин». Для меня это ключ к проблеме. И надо чтобы кто-то говорил: поэтому не стоит бояться дискуссии на эту тему. Чем быстрее оба сообщества придут к консенсусу, тем лучше будет для всех. Первые шаги уже сделаны, чтобы так было и дальше!

Ивона ТРОХИМЧИК-Савчук

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ